Открытое письмо Бабаназаровой М.М

29 Августа 2015

Уважаемый Баходыр Маджитович!
Вечером 28 августа я узнала о заявлении пресс-службы Министерства по делам культуры и спорта Республики Узбекистан, которое можно рассматривать и как Вашу позицию министра. Благодарю за оценку моего труда.
В данной связи хочу лишь высказаться с следующем.

1. Я не отрицаю факт написания мной заявления об уходе 21 августа.
2. Мною написано заявление не на Ваше имя, а на имя министра культуры Республики Каракалпакстан.
3. Была легкая надежда, что Министерство Культуры Республики Узбекистан хотя бы поинтересуется, чем вызвано это решение на фоне 12 рапортов и писем от меня и от коллектива сотрудников, написанных на Ваше имя за последние полтора месяца. Я до последней минуты ждала, но этого не произошло. Вы обещали прислать комиссию из числа уважаемых и опытных экспертов, но оставили музей на дальнейшее растерзание мелких мошенников, создавших крупные проблемы для всех нас, в том числе и для имиджа страны, о котором Вы призваны заботиться на своем посту.
4. В этой связи, пользуясь случаем и не надеясь на встречу и ответ (я звонила Вам много раз, но Вы не ответили), хочу спросить, почему Вы, прекрасно зная мою безупречную преданность музею, поскольку сами дважды награждали меня дипломами Министерства Культуры Республики Узбекистан, не могли КУЛЬТУРНО обставить мой уход на пенсию?
Я не требовала никогда и ни от кого себе званий, но мой вклад в пропаганду искусства не только Республики Каракалпакстан, но и Узбекистана, не только на мой взгляд заслуживает того, чтобы у меня была бы хотя бы нормальная пенсия.
5. В результате Вашего молчаливого согласия с решением Министерства Культуры Республики Каракалпакстан, были грубо нарушены мои конституционные права, хотя бы в части о предоставлении мне двухнедельного срока с целью дальнейшего трудоустройства или пересмотра моего заявления. Как известно, оно было написано под давлением и в состоянии нервного стресса. Я не буду здесь расписывать безобразные выходки министра культуры Республики Каракалпакстан в отношении меня, который мог бы ради приличия обставить эту акцию соответствующим морали образом.
Меня просто поспешно выбросили.
6. Хочу поставить Вас в известность, что согласно Закону, который, как оказалось не уважают в руководимом Вами ведомстве (не только в отношении меня, но и музея), 24 августа я отозвала свое заявление об уходе, увидев реакцию коллектива, когда сообщила ему о произошедшем. Я также поняла, что музей попадает под ответственность безразличных к музею лиц. Поэтому присоединилась к несогласию коллектива, требующего моего возвращения.
7. И последнее. Видя, что некоторые лица стали манипулировать фактом моего «добровольного» ухода, заявляю следующее.
Я благодарна и всегда была благодарна своей стране, народу и правительству за то, что они дали возможность мне заниматься любимым делом и поддержали меня во всех начинаниях.
Для меня была оказана огромная честь работать в важнейших правительственных комиссиях и делегациях, в том числе и ЦИК Республики Узбекистан на протяжении 17 лет, где я являюсь старейшим членом.
Всю свою сознательную деятельность я направляла на развитие искусства и культуры Республики Каракалпакстан и Республики Узбекистан. Я гордо стояла под флагом Независимого Узбекистана с 1993 года в зарубежных странах, когда там иногда не могли найти даже его атрибуты.
Я отдала все силы, чтобы о нашей стране говорили с уважением, почтением и любовью.
Я прекрасно осознавала и осознаю, что музей не моя собственность, а достояние народа и страны. Ради этого я лоббировала на протяжении многих лет известный Вам пункт в Постановлении Правительства о передаче в собственность музея, а таким образом страны и народа, более 10 тысяч произведений, находившихся в музее на временном хранении после смерти И.В. Савицкого. И когда это случилось, мы отняли последний шанс у тех, кто профессионально охотился за этим куском.
Не буду утомлять никого перечислением своих заслуг, но заявлю, что фразы Ваших некоторых подчиненных о том, что моя семья «вросла в кресло музейного директора» по меньшей мере некорректны. Мои дети, как и я, сами зарабатывают свой хлеб (кстати не в сфере культуры), получив образование в лучших вузах Узбекистана.
А вопрос подготовки преемника в нелегких условиях Приаралья, не такая простая задача. Тем не менее, я занималась этим вопросом, обучая молодежь не только в стране, но и за рубежом. И в этом смысле, испытав большое сопротивление чиновников, мне удалось организовать десятки стажировок и поездок наших сотрудников в лучшие музеи мира, а также организовать учебу на местах.
Таким образом, несмотря на все трудности, персонал ГМИ РК им И.В. Савицкого является самым квалифицированным в области музейного дела в стране.
Еще раз хочу подчеркнуть, что для меня дороги и святы моя Родина Каракалпакстан и город Ташкент, где я получила блестящее образование у лучших профессоров романо-германской филологии и искусствоведения, которое позволило мне достичь высокого профессионализма. И несмотря на нанесенную мне обиду Вашим бездействием, я продолжаю любить свою Родину, народ и всех тех, кто поддержал меня в трудный час и вступился за меня и за судьбу музея, считая это их моральным гражданским долгом. Также считаю, что мнение коллектива, который меня выбирал в 1984 году, а также мнение общественности, чрезвычайно важны, ибо музей является НАРОДНЫМ ДОСТОЯНИЕМ.
Мариника Бабаназарова
29 августа 2015 г


<< I.Savitsky's jubilee   Протест Коллектива Музея! >>